Интервью

ИТ в нейрохирургии: что актуально для высокотехнологичной отрасли

data
мобильная версия
, Текст: Павел Притула / Фото: ru.depositphotos.com

Национальный медицинский исследовательский Центр нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко является одним из центров компетенций и научной деятельности в отрасли. О том, как развиваются ИТ в Центре, рассказывают сотрудник телемедицинского центра Александр Ильяшенко и заведующий отделом информационных технологий Михаил Шифрин.

CNews: Можно ли считать современную нейрохирургию зависимым от ИТ направлением медицины? Есть ли новые технологии, без которых ее развитие затормозится или станет невозможным?

Александр Ильяшенко: Нейрохирургия всегда была одной из самых высокотехнологичных областей медицины, в нашей сфере развитию информационных технологий традиционно уделялось большое внимание. Поэтому часть всеобщей цифровизации, связанная с автоматизацией, проходит для нас практически незаметно, особенно в сравнении с теми направлениями медицины, где технологии не так развиты.

Мы подошли к этому этапу уже на достаточно продвинутом уровне и с четким пониманием, что нейрохирургия зависит от ИТ. Но специфика нейрохирургии такова, что никакие новые информационные технологии за последние годы не привели к заметному росту ее показателей, и не появилось ни одной технологии, без которой ее развитие было бы ограничено. Я имею в виду интернет вещей, искусственный интеллект, машинное обучение и т.д. Они либо неприменимы в нейрохирургии на современном этапе, либо находятся на ранних стадиях применения и играют косвенную роль.

Михаил Шифрин: При этом в нейрохирургии прогресс не стоит на месте. Сегодня продолжается развитие традиционных технологий: лучевой диагностики, компьютерной навигации, физиологического мониторинга и других.

Мы видим прогресс не просто в повышении эффективности обработки медицинских изображений, но и в появлении качественно новых видов лучевой диагностики, которые позволяют врачу получать ответы на более широкий круг вопросов. В частности, это трактография, визуализирующая тракты – проводящие пути белого вещества головного мозга, расположение которых индивидуально для каждого пациента. Проведение такого исследования позволяет хирургу точнее спланировать операцию и более качественно ее провести.

Значительную роль в ближайшем будущем сыграют медицинские технологии, связанные с молекулярно-генетическим анализом, применяющиеся в нескольких областях медицины, а не только в нейрохирургии. Они связаны с накоплением больших массивов данных и требуют высокопроизводительных ИТ-решений для обработки информации.

CNews: Опишите, пожалуйста, ИТ-ландшафт Центра нейрохирургии.

Александр Ильяшенко: Центр нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко расположен в нескольких корпусах, которые занимают почти целый квартал в центре Москвы, что оказывает влияние на наш ИТ-ландшафт. В частности, это помогло нам построить распределенный ЦОД на собственных площадях. В работе мы используем медицинскую информационную систему (МИС), несколько лабораторных и рентгенологических ИС, работаем с системами передачи и архивации медицинских изображений PACS – это все базовый блок медицинской информатизации. У нас есть система управленческого учета, которую используют бухгалтерия, отдел кадров, планово-экономический отдел.

ctscans600.jpg
Нейрохирургия всегда была одной из самых высокотехнологичных областей медицины

В настоящее время в Центре ведется проект по переходу на новую МИС. Он уже близок к завершению, и после запуска новой системы мы оставим старую в качестве аналитического инструмента для науки. Если говорить об аналитике, то она в основном «ручная»: данные из БД выгружаются в Excel – пока для наших целей ничего удобнее таблиц не придумали. Используются также различные статистические пакеты, программы на платформе R.

Кроме того, наши системы подключены к внешним источникам. В последние годы медицина активно информатизируется на уровне государства, и благодаря его усилиям мы уже обмениваемся данными с Минздравом, ФОМСом, другими ведомствами. Пока, к сожалению, это связано с большим объемом ручного труда при вводе данных.

CNews: Есть ли у Центра своя ИТ-стратегия? Какие цели в ней обозначены? Какие основные направления развития она предусматривает?

Александр Ильяшенко: Мы еще не принимали ИТ-стратегию как некий фиксированный документ. Это связано со значительными структурными изменениями. В последние годы менялись учредители Центра – сначала была Академия медицинских наук, потом Федеральное агентство научных организаций, затем мы были переведены в ведение Минздрава. Повлияла и трансформация самого НИИ им. Н. Н. Бурденко, в результате которой был создан федеральный Центр нейрохирургии. Это приводило к изменениям в стратегии самой организации и, соответственно, в ее ИТ-стратегии.

Ключевая стратегическая задача нашего ИТ-подразделения – предоставление информационных инструментов для решения задач организации как центра компетенций нейрохирургии в России и центра управления развитием нейрохирургии как отрасли.

Михаил Шифрин: Роль центра управления развитием нейрохирургии в масштабах всей страны возложена на нас впервые. Мы включили ее в стратегию, но пока законодательно она никак не поддержана.

CNews: Насколько актуальна для вас тема цифровой трансформации, которой в последнее время озаботились государство и бизнес?

Александр Ильяшенко: Актуальность появится, когда мы будем консолидировать данные нейрохирургии со всей России. Все-таки наш Центр до последнего времени был замкнут на своих задачах, информатизировал свои процессы и накапливал только собственные данные. Теперь же, когда появилась задача управлять целой отраслью, возникает необходимость обработки больших объемов данных. Пока мы только примерно представляем, как это будет выглядеть в конечном счете, но уже сегодня начинаем готовить свою инфраструктуру к тем изменениям, которые совершенно очевидны. Например, сейчас идет внедрение СХД Hitachi Vantara, в результате которого у нас появится новое решение для работы с большими объемами медицинских данных. Это один из шагов по модернизации нашей ИТ-инфраструктуры для обеспечения потребностей Центра.

CNews: С января в России действует закон о телемедицине, расширяющий возможности ее использования. Используете ли вы этот инструмент и как именно? Как планируете развивать?

Александр Ильяшенко: Возможности телемедицины мы широко используем уже 15 лет. Телемедицина нужна нам для решения двух типов задач. Первый – консультирование нейрохирургов по экстренным или сложным ситуациям. В том числе по результатам таких консультаций принимаются решения о необходимости экстренной госпитализации и перевода пациента в наш Центр. Иногда в стране случаются катастрофы, сопровождающиеся массовым травматизмом – в этих случаях мы проводим целые серии телемедицинских консультаций и удаленно принимаем участие в выработке стратегии действий.

Вторая важная задача, стоящая перед нашим Центром – трансляция знаний и опыта в регионы. Для этого мы также активно используем возможности телемедицины.

В 2015 году Минздрав выделял средства на оснащение системами телемедицины 21 федерального учреждения, в том числе и нашего. За счет этого финансирования мы обновили системы ВКС и системы для вебконференций. Мы работаем в тесном взаимодействии с ДИТ Минздрава и с коллегами из ВЦМК «Защита» – входим в пилотную группу, которая тестирует новые функциональные возможности телемедицинской компоненты ЕГИСЗ.

Что касается закона о телемедицине, то после его принятия прошло еще недостаточно времени, чтобы говорить о каких-то серьезных изменениях. Сейчас мы готовимся к дальнейшему развитию этого направления. По мере развития законодательной базы мы будем готовы проводить консультации в новых форматах, в том числе с пациентами.

Михаил Шифрин: На сегодняшний день медицинские консультации проводятся по схеме «врач – врач». Для нас были законодательно исключены ситуации, когда наш специалист напрямую работает с удаленным пациентом, кроме тех, когда врач, который обратился к нам за консультацией, сам привлекает своего пациента. Сейчас ситуация будет меняться. В целом работа с пациентами с помощью телемедицины может быть очень важной, потому что иногда, например, в случае нарушения двигательных функций, врачу достаточно посмотреть на него – это может оказаться более полезным, чем чтение длинных описаний.

CNews: Как у вас обстоят дела с финансированием ИТ-проектов? Какова динамика ИТ-бюджета за 2017–2018 годы?

Александр Ильяшенко: Здравоохранение в целом имеет дефицитный бюджет, и отраслевые ИТ страдают от этой же проблемы. Выделяемых средств нам зачастую не хватает не только на развитие, но даже на поддержку имеющейся инфраструктуры. Это усугубляется девальвацией рубля, из-за чего для нас дорожает импортное оборудование, которое нуждается в обслуживании и в замене по окончанию срока эксплуатации. Существенные инвестиции в ИТ приходятся на периоды капитальных ремонтов, реконструкций и строительства.

Не только оборудование, но и программное обеспечение в нашем Центре используется иностранное – как инфраструктурное, так и прикладное. Оно также номинируется в долларах, но пока у нас нет видения ясных перспектив его замены на российское ПО.

CNews: Как ИТ помогают НИИ в развитии научной деятельности Центра нейрохирургии?

Александр Ильяшенко: ИТ давно предоставляет нашим специалистам стандартные инструменты, которые уже стали частью повседневной работы. Как мы говорили в самом начале, нейрохирургия без технологий работать не может. Поэтому все научные исследования проводятся с использованием ИТ. Но отдельно нужно отметить коммуникативные возможности, предоставляемые ИТ: мы участвуем в многоцентровых исследованиях, когда участники распределены по разным городам России. Современные технологии обеспечивают высокую степень связности, в результате чего заметно ускорение развития научной деятельности.



Дополнительные материалы