Статья

Hitachi Data Systems: Мы нацелены стать лидерами на рынке интернета вещей

data
мобильная версия
, Текст: Алима Нургазиева

Как удержать клиентов с помощью больших данных и зачем цифровая трансформация уже состоявшемуся предприятию? Об этом в интервью CNews рассказал Стив Фёрнис (Steve Furniss), вице-президент компании Hitachi Data Systems по стратегическим решениям в регионе EMEA.

CNews: Какова стратегия развития Hitachi Data Systems на ближайшие годы?

Стив Фёрнис: Исторически Hitachi Data Systems специализируется на системах хранения данных. Однако в последние годы мы активно инвестируем в новые направления, к примеру – в создание объектных хранилищ и интеллектуальное исследование контента. Кроме того, мы всерьез занимаемся цифровой трансформацией бизнеса: для этого мы приобрели компанию oXya, высококвалифицированного поставщика консалтинговых услуг для внедрения систем SAP, и компанию Pentaho, специализирующуюся на интеграции и анализе данных. Также мы движемся к гиперконвергентной среде с VMware. Наше видение будущего – это переход от систем хранения к технологиям для анализа данных. Из поставщика оборудования мы превращаемся в новую компанию, чтобы помогать нашим клиентам монетизировать накопленные в их организациях данные.

У компании Hitachi уже более 100 лет опыта в работе с операционными технологиями. Это включает в себя самые разные аспекты: от управления АЭС и ветряными установками до строительной техники и поездов. И уже полвека мы работаем в ИТ. Сейчас мы объединяем эти два направления, чтобы быть на вершине новой волны технологий, которой станет, по нашему мнению, интернет вещей. Мы намерены стать номером один на этом рынке. Сейчас мы работаем над платформой, с помощью которой наши клиенты смогут получать внешнюю аналитику и смешивать разнородные данные. В дальнейшем все будет завязано на искусственном интеллекте, который будет анализировать данные, полученные из устройств интернета вещей. Наша стратегия – интегрировать все эти направления и предоставлять нашим клиентам услуги, основанные на достижении бизнес-результатов.

CNews: Каким образом работа с большими данными помогает удержать клиентов?

Стив Фёрнис: Например, вы можете следить за поведением в социальных сетях, проводить сентимент-анализ публикаций пользователей. Ведь сегодня люди в соцсетях открыты, как никогда. Например, если кто-то на портале TripAdvisor жалуется на свой отель, компания может сразу проанализировать тональность этого текста и глубже понять эмоции, мотивацию и цели человека.

К примеру, один из британских банков смог взглянуть на клиента в ракурсе «360 градусов», когда внедрил решение Pentaho. Каждый день масса людей контактирует с банком различными способами: звонит, пишет письма на почту и в онлайн. Раньше информация об этих контактах была разрозненной и зачастую не помогала сотрудникам банка лучше узнать своих клиентов, а иногда наоборот – препятствовала этому. Сегодня банк анализирует даже тональность телефонных разговоров, интегрирует прежде разобщенные данные и имеет возможность сформировать целостный портрет клиента.

Начинать подобные преобразования нужно с диалога между бизнес-менеджерами, ИТ-подразделением и компанией-поставщиком технологий: в ходе такой коммуникации стоит обсудить стратегию развития предприятия в целом – тогда правильное решение найдется само собой

Вот мой личный пример. Я открыл банковский счет в 1980 году, и, как и большинство людей, никогда не менял банк – это слишком сложно. Кстати говоря, правительство Великобритании сейчас пытается изменить эту ситуацию при помощи открытого API. Когда я звоню в свой банк, то обычно наталкиваюсь на какую-нибудь промо-акцию. Оператор у меня спрашивает: «У вас есть кредитная карта?» Я говорю: «Конечно же, у меня есть кредитная карта». «А кто вам выдал эту карту?», – продолжает оператор. Ребята, просто посмотрите на мои выписки за последние тридцать лет – вы увидите, что у меня Visa, выпущенная вашим же банком. И знаете, что отвечает сотрудник банка после неловкой паузы? «А хотите открыть еще одну карту?» Понятно, что человек просто зачитывает реплики по стандартному сценарию. Но если бы банк проанализировал мои расходы по кредитке, изучил мои данные, со мной бы вели информированный диалог и делали персонализированные предложения. Это было бы куда лучше как для меня, так и для банка.

CNews: Как именно вы помогаете своим клиентам ускорить процесс трансформации?

Стив Фёрнис: Наше подразделение, которое занимается разработкой собственной платформы для интернета вещей, называется Hitachi Insight Group, потому что мы помогаем клиентам получить инсайты из данных, которые у них уже имеются. Если взглянуть на исследования Gartner, IDC и 451 Group, можно увидеть, что многие компании уже обладают огромными «запасами» данных. Но пока они хранятся не в тех форматах, не в тех местах и не связаны между собой – их нельзя монетизировать. Приведу пример одного из наших клиентов: британский банк, который тесно сотрудничает со страховыми компаниями, считает, что у него есть информация о собственных клиентах. Отчасти это так: банк, конечно, знает об их сбережениях и расходах. Но он не в курсе, есть ли у клиента автомобиль – если речь, конечно, идет не об автокредите. В то же время у страховых компаний есть подробная информация о том, какая у клиента машина, недвижимость и так далее. При взаимодействии этих данных взгляд на клиента становится совсем другим, а это открывает массу новых возможностей по повышению его лояльности. Как известно, удержать клиента намного проще и дешевле, чем привлечь нового.

CNews: В чем заключается цифровая трансформация, с точки зрения Hitachi Data Systems, и как она может изменить бизнес или государство?

Стив Фёрнис: Есть много путей цифровой трансформации. Так, спикеры из Гарвардской школы бизнеса считают, что цифровая трансформация – это, прежде всего, преобразование процессов и модернизация платформ. Без этого не получить доступ к скрытым данным или, как их еще называют, «темным данным». При этом важно оценить, какие данные вообще необходимо анализировать – ведь очень много данных хранится просто «на всякий случай».

Сейчас мы создаем некую фабрику услуг, ориентированных на конкретные бизнес-результаты. В Hitachi работает 3,5 тысячи экспертов в области исследований и разработки технологий. Мы расширяем их возможности и создаем так называемые Центры социальных инноваций, где работают доктора наук, специалисты по анализу больших данных, талантливые математики. Наша миссия – сделать жизнь общества лучше при помощи технологий в самых разных сферах, будь то управление водными ресурсами нефтехимического завода или контроль загрязнения для промышленных предприятий, ускоренное получение результатов для медицинской диагностики или безопасный «умный» город. Используя технологии структурированно и разумно, мы можем сделать общество лучше – это и есть суть социальных инноваций.

Мы регулярно проводим семинары по инновациям для бизнеса, любая компания может прийти и получить у нас совет. Например, к нам обратилась одна американская компания по прокату грузовых автомобилей – из-за поломок и простоев транспорта они теряли много денег. При помощи технологий эта компания смогла перейти от обслуживания по регламенту на обслуживание по состоянию, сократить затраты на ТОиР и увеличить свою прибыль.

CNews: Сейчас все говорят о цифровой трансформации, новые цифровые гиганты растут по экспоненте, «единороги» меняют правила игры. Что в такой ситуации делать традиционному бизнесу? Срочно меняться?

Стив Фёрнис: Возьмем, к примеру, нашу компанию: последний фискальный квартал по региону EMEA был самым прибыльным за все время. Несмотря на то, что в последние три года рынок местами стагнировал или вообще пребывал на спаде, мы значительно выросли и продолжаем расти. По данным IDC, наш основной бизнес по системам хранения вырос на 9,6%. На первый взгляд, зачем нам вообще меняться? У нас все хорошо. Но мы должны быть готовы к будущему. Мы должны адаптироваться, развивать новые навыки, нанимать новые таланты, приобретать новые компании. Здесь нет никакой магии. Цифровая трансформация не отличается от других видов преобразований. Еще Джек Уэлч (известный американский предприниматель и CEO General Electric) говорил о том, что необходимо иметь еду на столе сегодня, но готовиться к возможному завтрашнему голоду. Если сегодня не бросить вызов самому себе, то в будущем придется тяжело.

Все смотрят на цифровые компании, такие как Airbnb, Google, Uber и Facebook. Но вовсе не обязательно идти к цифровой трансформации семимильными шагами – можно начать с небольших изменений. Традиционный отель, в котором я остановился, через приложение сообщает мне о том, что уборка в номере закончилась. В этом же приложении я могу заказать в номер кофе – и он будет у меня через две минуты. Любой может использовать технологии, чтобы изменить себя. А «единороги» делают огромную работу, выступая движущей силой инноваций в разных отраслях. Всегда были и будут прорывные компании, нужно следить за ними и знать, что происходит на рынке.

CNews: А что произойдет с теми компаниями, которые не смогут встроиться в новые реалии цифровой экономики?

Стив Фёрнис: Очень тяжело прогнозировать будущее. Но я уверен, что компании всегда знают, где у них проблемы. А мы знаем, как их решить. Например, один крупнейший американский производитель продуктов питания и напитков обратился к нам сразу по двум причинам. Во-первых, его производство неграмотно расходовало воду, а во-вторых, у компании могли возникнуть проблемы из-за неприятного запаха, распространяемого производством вокруг фабрики: рядом находилась школа, дирекция которой была обеспокоена экологическим состоянием района. Мы нашли решение с использованием сенсоров и газомеров: неприятные запахи были устранены, а расход воды сократился на 30%.

Именно так цифровая трансформация помогает решать конкретные проблемы. Начинать подобные преобразования нужно с диалога между бизнес-менеджерами, ИТ-подразделением и компанией-поставщиком технологий: в ходе такой коммуникации стоит обсудить стратегию развития предприятия в целом – тогда правильное решение найдется само собой.

CNews: А как Hitachi Data Systems проходит через процесс цифровой трансформации?

Стив Фёрнис: Полтора года назад мы запустили проект внутренней трансформации с привлечением внешних консультантов. Знаете, когда в компании работает порядка 450 тысяч человек, цифровая трансформация не может быть легкой задачей. Тысячи сотрудников вовлечены в различные процессы, мы работаем по методологии Agile: 8-недельные спринты с интенсивной командной работой. У большинства сотрудников 60–80% рабочего времени приходится на такие короткие «забеги», по итогам которых они отчитываются руководящему комитету. Мы сами учимся в этом процессе и прекрасно понимаем наших клиентов, проходящих через подобные преобразования.

CNews: Давайте поговорим о другом горячем тренде. Какие тенденции сейчас наблюдаются в развитии облачных технологий?

Стив Фёрнис: С облаком все просто – его хотят все. Облачные технологии пришли всерьез и навсегда, это уже факт. Все больше информации хранится в облаке. По данным исследований VMware, к 2023 году наступит переломный момент, когда в облаке будет храниться больше данных, чем локально.

По миграции в облако у каждого клиента своя повестка, свои задачи. Один наш клиент в Африке мигрировал на 100% – все, включая рабочие столы, было перенесено в облако. А спустя некоторое время эта компания подсчитала, что работа в облаке обходится им в 2,5 раза дороже, чем прежде. Им пришлось пересмотреть все заново и распределить, что целесообразно хранить в облаке, а что – локально.

CNews: Сомнения в безопасности облака остаются основным барьером для многих российских компаний, особенно, когда речь идет о критических данных...

Стив Фёрнис: Как-то на одной из презентаций представитель Amazon Web Services на подобные сомнения ответил: «Послушайте, мы занимаемся этим 24 часа в сутки 7 дней в неделю, у нас есть эксперты по безопасности, которые только этим и занимаются. Вы всерьез считаете, что ваш ИТ-отдел защитит данные лучше нас?» С другой стороны, у ИТ-подразделений могут быть свои возражения: мол, у нас больше опыта, нам лучше знать, что делать с нашими данными. Я думаю, ответ где-то посередине. В первую очередь, важна оценка рисков, возможность восстановления в случае, если что-то пойдет не так. Посмотрите, то произошло недавно: во многих странах компьютеры людей оказались взломаны [имеется в виду атака вируса Petya – прим. ред.]. И ведь это случилось не из-за использования Amazon или какого-то другого облачного сервиса. Вообще, многие сейчас остаются беспечными в отношении безопасности или резервных систем. Это прекрасно иллюстрирует случай в British Airways – из-за сбоя в системе было отменено множество рейсов, компания понесла серьезные убытки. Проблема в том, что ИТ становятся настолько надежными, что многие просто не хотят заниматься резервными системами и думать о рисках – им кажется, что ничего никогда не выходит из строя.

CNews: Может ли использование облачных технологий в корне изменить бизнес-модель компании?

Стив Фёрнис: По моему личному мнению, нет. Это не меняет бизнес-модель в корне. У каждого крупного предприятия есть наследие, которое необходимо поддерживать. Невозможно просто избавиться от всего и начать с нуля в облаке – это слишком дорого. В то же время важно понимать, что облачные решения – это не просто способ сэкономить на закупке оборудования и поддержке собственной инфраструктуры, а оперативное предоставление своим клиентам современных инновационных услуг, ориентированных на результат. Облачные технологии – это инновации, скорость вывода продукта на рынок.

CNews: Какие новые технологии имеют наибольшую перспективу на российском рынке?

Стив Фёрнис: Честно говоря, я не вижу разницы в тенденциях глобального и российского рынка. Местный рынок имеет больше возможностей из-за регулятивного окружения. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но российские телеком-операторы при желании могут делиться данными абонентов с банками или розничными сетями. А в некоторых странах ЕС это считается незаконным. Поэтому в России можно получить более цельный взгляд на клиента, внедрить больше инноваций в сферу услуг. Мы наблюдаем, как российский рынок становится первопроходцем во многих направлениях и транслирует некоторые идеи на остальную часть Европы. В свою очередь инновации из Европы и США приходят на российский рынок.



Дополнительные материалы